Уехавшие из Донецка… Какими бы не были причины выезда (безденежье, страх или даже идеология), люди остаются людьми. Новая жизнь, где бы она не началась, в любом случае будет зависеть от силы личности или, если хотите, твердости характера.

Сегодня я расскажу истории трех обычных людей, с которыми знаком лично. Сразу говорю, имена героев изменяю. Хотя, истории, можно сказать, типичные, – многие бывшие дончане могут узнать себя.

Валентин – строитель

Валентин закончил МИСИ – Макеевский инженерно-строительный институт. Макеевка – город-сателлит Донецка, а корпуса ВУЗа – прямо на въезде в город, то есть, от дома в Пролетарском районе, где жил Валентин, недалеко.

Кстати, позже МИСИ стал называться ДонНАСА – Донбасской национальной академией строительства и архитектуры.

Валентин, закончив ВУЗ в середине девяностых, нормальную работу найти не смог. Но, обладая способностями, или даже талантом, начал свой бизнес. Небольшой, так как стартовал с нуля.

До войны

Валентин делал «евроремонты», проектировал хозпристройки и внутреннюю отделку помещений. Работал для людей денежных, так что, копейка у Валентина была. Да, и знакомым, кто «рукастый», Валентин помогал – давал подработать. Правда, если товарищ оказывался ненадежным, к примеру – пьющим, расставался Валентин с такими легко и просто, тремя словами, одно из которых не для печати.

Когда началась война, в 2014, Валентин ещё продолжал работать. Но потом бизнес заглох.

Тогда Валентин взял жену и дочку, и рванул в Волгоград. Там жил кто-то из знакомых коллег-строителей, выходец из Донецка.

Карьера Валентина в России

Начал работать Валентин простым рабочим, постепенно поднимаясь по карьерной лестнице. Не удивляйтесь – он строитель от бога.

Потом переехал в Москву, стал прорабом у какого-то большого строительного подрядчика. Сейчас работает, зарабатывает неслабо, по любым меркам. Плюс, знает, где и как урвать немного «левых».

А вот супруга Валентина, которая, я бы не сказал что, намного моложе, (женился наш герой поздно), испытание Москвой не выдержала. Как говорила мама Валентина, пустилась во все тяжкие. Валентин с ней попрощался, дочку оставил себе.

В Донецк за восемь лет Валентин приезжал всего дважды. Первый раз – из Волгограда, проведать мать. Второй раз – из Москвы, продать квартиры, свою и мамину, и забрать мать в Москву.

Таня уехала в Израиль

У Тани была квартира в центре. Точнее, две квартиры, своя и матери. Таня жила с мамой, а вторую женщины сдавали.

Мужа у Тани не было. Точнее, выскочила она как-то замуж, лет в 30, но властной тёще избранник не понравился. Брак продлился год с небольшим.

Отъезд с двумя чемоданами (не денег)

При первых взрывах в Донецке Таня с мамой уехали в Израиль. Там уже много лет жила Танина сестра, Наташа.

Квартиры продавать Таня с мамой не стали. Не из-за того, что думали возвращаться, а потому, что убегали в спешном порядке – дождались перевода нужной суммы от Наташи, только их тут и видели.

Что сейчас с квартирами – точно не знаю, но уверен, что Танина мама нашла пути их продажи, даже сидя на «исторической родине».

Сейчас, говорят, Таня вышла замуж за немолодого израильтянина, родила. О жизни в Донецке даже не вспоминает.

Людмила

Людмила уехала из Донецка не сразу. В принципе, оставлять ей тут было нечего, жила в квартире мужа, но больше – у мамы. С супругом семейного счастья не сложилось. Сорокаградусное тот любил больше семьи.

В 2015 году двоюродный брат Людмилы позвал ее к себе, под Тверь. Брат из Донецка, но В РФ живет уже лет 20.

Людмила взяла дочку, на тот момент девочке было лет 15, теплые вещи, и поехала в никуда. Почти. Брат, хоть и двоюродный, всегда поможет.

Дальше последовал долгий развод с нелюбимым мужем и поиск работы. Людмила – женщина с мягким характером, симпатичная. Вскоре у нее появился и заработок, устроилась кассиром в сетевой супермаркет, и новый ухажер.

Случилась беда

Беда пришла, как говорят, откуда не ждали. У дочки Людмилы, Анны, обнаружили рак. Срочно понадобилось лечение. Куда ехать? Конечно, в Москву.

Но московские врачи толком ничего не сделали, «промурыжили», как говорит Людмила, шесть месяцев. А время ведь в таких случаях – дороже золота. Тогда женщина взяла дочь и поехала в Донецк, в нашу знаменитую онкологию.

Лечение и ремиссия Анны

Донецкие врачи поставили Анне верный диагноз, провели шесть сеансов химиотерапии. Сейчас девушка на этапе ремиссии.

Лечили Анну не за республиканский счёт, а за свои. Что-то собрала Людмила, что-то подкинули родственники.

Анна теперь обязана родному Донецку жизнью. Очень хочется верить, что у не всё будет хорошо.

Я рассказал три реальные истории. Они совершенно разные, но вы, наверное, заметили, есть у них один объединяющий фактор: никто не уехал на «голое место», все ехали к кому-то, кто поможет на первых порах. А главное – будь то родственник или приятель, но он тоже из Донецка.

Дончане своих не бросают ни в Донбассе, ни где бы это ни было еще. А город служит нам паролем, талисманом и ангелом-хранителем.


Понравилась статья? Подписывайтесь на наш Телеграм-канал, чтобы оперативно узнавать свежие новости от ИА «Стрела» и быть в курсе самых важных событий в стране и в мире: https://t.me/strela112

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *