Уехать из Донецка – не означает одним махом решить все проблемы. Да, будет тихо, на голову не будут падать снаряды. Тем не менее, никто не отменял ни социальные, ни бытовые аспекты.

Я расскажу несколько реальных историй бывших жителей Донецка. Имена изменены.

Юрий на Херсонщине

Юрий, ему немного за тридцать, летом 2014 года с семьёй уехал из Донецка в Херсонскую область.

Первое, что увидел – невозможно снять квартиру. Городок небольшой, беженцев больше, чем свободной жилплощади. Первые две недели бывшим дончанам пришлось проживать в гостинице. Потом квартира все-таки нашлась.

Язык и мова

Юрий на себе ощутил нелюбовь украинцев к дончанам (напомню, это еще только 2014) и стал привыкать к перманентным конфликтам в быту. Нет, не с супругой, а с местными жителями на фоне языка. Говорящего не на мове дончанина отказывались обслуживать в магазинах.

У ребенка в школе возникли те же проблемы – русский язык там не признавали уже тогда.

Путь Елены: Казань – Таганрог – Ярославль

Другая семья, Елена с детьми и мужем, из Донецка уехала в Казань. В столице Татарстана проживала сестра Елены, Ольга.

На месте выяснилось, что жить у Ольги особо негде. Квартира сестры небольшая, а семья – совсем наоборот. Погостить пару недель можно, конечно, но поселиться и долго жить, пережидая конфликт, – нет. Денег на съем отдельного жилья не имелось.

Из Казани в Таганрог

Из Казани Елена, ясное дело, с семьёй, поехала в Таганрог. Там их, как беженцев, поселили в ПВР, пункте временного содержания. Это переделанный школьный спортзал с большим количеством коек и людей.

Некоторое время они жили там. В Таганроге их, кстати, и бесплатно подлечили – все члены семьи за время путешествия простудились.

Из Таганрога в Ярославль

Из Таганрога семью Елены распределили в Ярославль. Переезд бесплатный, за дорогу денег не взяли.

В Ярославле наших людей поселили в каком-то санатории, оформили все документы, стали платить по 10 000 рублей, как пострадавшим.

После начала выплат семья Елены сняла квартиру, в которой сейчас и ждет развязки военных событий. Они планируют вернуться в свою квартиру в центре Донецка.

Николай с женой в Сургуте

Николай, взяв любимую супругу, уехал в 2014. Сразу подальше от войны – в Сургут. Там рабочие руки всегда нужны. На месте моментально были поданы документы на российское гражданство.

Сейчас Николай гражданин России, работает, проживает с женой на съемной квартире. О возвращении и не помышляет.

Кому на Руси жить полегче

Проблем у уехавших, на самом деле, немало. Например – устройство детей в детский сад. Если в ДНР это делается без особых напрягов, то в России нужно стоять в очереди и прочее, что не добавляет оптимизма.

Но если есть работа, например, по редкой профессии или ты большой специалист, то и трудности уменьшаются до размеров спичечного коробка.

Не буду голословным – приведу пару примеров.

Михаил инженер по связи

В Донецке, до войны, Михаил работал у крупного мобильного оператора. Был инженером, на хорошем счету. В начале конфликта мужчина переехал в Москву, сразу пошел устраиваться по профессии.

Сейчас работает, зарабатывает больше 100 000. Есть гражданство, ипотека и нет желания вернуться на малую родину.

Вячеслав: Питерский доктор из Донецка

Вячеслав – квалифицированный врач. Много лет учился и работал. В 2016 году знакомая хвасталась, что Вячеслав, уже к тому времени уехавший в Санкт-Петербург, лечил ей вены на ногах по какому-то прогрессивному методу, без операции. Вылечил.

Вообще, отличных медиков уехало очень много. В том числе и на Украину.

Классифицируем проблемы

Итак, как видите, проблемы переселенцев можно разделить, условно, конечно, на две категории: моральные и материальные.

Моральные возникают только у уехавших на Украину. Это, как я выше говорил, искусственно созданный и поддерживаемый языковой барьер и так называемое расчеловечение жителей Донбасса. Нас на Украине считают людьми даже не второго, а десятого сорта: алкоголиками, лентяями и жуликами всех мастей. Это действительности, понятно, не соответствует, но переубедить украинцев невозможно. Слишком долго и усердно проходила промывка их мозгов.

Материальная проблема понятней. Чтобы жить – нужно работать. Тогда появится и съемная квартира и, может быть, собственное жилье. Лучше устроиться выходит у хороших специалистов. Да, беда Донбасса, что уехали квалифицированные кадры. Как их думают возвращать? Скорее всего – никак.

Те, кто попроще, не спец и не светило, тем тяжелее – новую жизнь начать не так-то и легко. Особенно, если тебе за 50. Да, молодежи попроще. Можно и всему научиться, и вся жизнь впереди. Но, повторю, если ты побитый войной пенсионер, уехать из дома и физически где-нибудь трудиться, скажем, дворником, ты уже не сможешь.

Остались и живем

А мы, оставшиеся, продолжаем выживать в Донецке. Невесело, но в завтрашний день смотрим с оптимизмом. Не сегодня, так завтра в твой дом может прилететь снаряд, но нам с нового года повысили коммунальные платежи. То есть, неизвестно, будет ли у тебя, где жить, но счета должны быть оплачены. Вдруг если останешься без квартиры, то чтобы и без долгов за коммуналку.

Ох… Сюрреализм продолжается. А уехавшие… Ну что же. Желаем им удачи и счастья на новом месте. Никто никого в Донецке не осуждает. Это – 100%.


Понравилась статья? Подписывайтесь на наш Телеграм-канал, чтобы оперативно узнавать свежие новости от ИА «Стрела» и быть в курсе самых важных событий в стране и в мире: https://t.me/strela112

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *