По следам Президента: автомобили Донецка

Тут вот сам Президент заметил, что автомобили на недавно присоединённых территориях совсем не фонтан. Цитирую: 

«Я уже в начале сейчас говорил о своей поездке и в Херсонскую область, и в Луганскую – на что обратил внимание: я такого количества стареньких автомобилей, “Лад” и “Жигулей”, давно уже не видел. О чем это говорит? Это говорит о том, что доходы у людей достаточно скромнее. Вот о чем это говорит. Парк автомобилей сразу наводит на определенные мысли».

Фото Михаила Афонина

Сейчас, дорогие читатели, я расскажу вам о положении дел с авто в Донецке. Забегая наперёд, скажу, что тут тоже полно «старых корыт». И дело не только в доходах, о которых говорил Владимир Владимирович.

Сколько старых автомобилей в Донецке?

Не пугайтесь, я не стану мучить вас официальной статистикой, тем более она у нас не публичная, так просто никто ничего не скажет. Просто, если спросите о количестве, отвечу — много. Даже очень.

Тут только старьё?

Нет же! В центре города полно и дорогих, и дорогущих машин, на которые мне, будем смотреть правде в глаза, не заработать и за двадцать лет упорного труда.

А вот ближе к окраинам и в небольших городах-сателлитах Донецка — да, дребезжащие шарабаны разъезжают на каждом шагу. 

Я сейчас выглянул в окно — там стоят три соседских автомобиля. Два из них — старые Жигули. Я живу на окраине, если что.

Почему старьё?

Цена. Да, она — прежде всего. Убитый тарантас стоит копейки. Можно взять за несколько сотен долларов (в рублёвом эквиваленте, конечно). Правда, потом ты больше пролежишь под машиной, чем просидишь в кресле водителя, но это дело десятое. Главное — ездит.

Дороги

В центре города они-то у нас хорошие… Качество ухудшается по мере отдаления от улицы Артёма. Кстати, вы знали, что центральная улица Донецка названа не в честь Ленина, как в подавляющем большинстве городов, а в честь Артёма? Теперь знаете.

Фото Михаила Афонина

Артём — это Фёдор Андреевич Сергеев (более известный как «товарищ Артём». Российский революционер, советский политический, государственный и партийный деятель, основатель и глава Донецко-Криворожской советской республики, близкий друг Сергея Кирова и Иосифа Сталина.

Возвращаясь к дорогам, вот из-за них тоже не покупают дорогие машины. Кому хочется «убить» хорошую машину? Внутридворовые дороги — вообще отдельный разговор. Как говорил Задорнов, это не дороги, а направления.

Стоимость ремонта

Запчасти к автомобилям у нас дорогого стоят. Буквально. Если брать стоимость какой-то детали в том же Ростове-на-Дону, то в Донецке — умножай на два или три. Запчасти к иномаркам изначально дороже, чем к отечественной «классике». Это ещё одна причина, почему у нас «классика всегда в моде».

А где ремонтировать?

А вот и негде. Положение усугубилось с началом СВО. Отдать куда-нибудь своего железного коня, чтобы его посмотрели-подкрутили, стало невыполнимой миссией, с которой не справится и Том Круз. Сложилась ситуация «все ушли на фронт».

Старые же Жигули, и прочие отечественные «ласточки», подлежат любому ремонту в любом гараже, как говорится, на коленке, с помощью проволоки, плоскогубцев и мотка синей изоленты.

Авторынок в Донецке

Он есть. Но если хочешь сэкономить — поезжай в уже упомянутый Ростов. В Донецке — дорого. Скажем, машина за 350 тысяч рублей у нас — 180-220 в Ростове-на-Дону.

Из Грузии с ветерком

Одно время ДНР наводнили автомобили из Грузии. Наши перегонщики и перекупщики гнали сюда иномарки всех мастей. В итоге у нас осело очень много «утопленников» и авто, восстановленных после серьёзных аварий.

Фото Михаила Афонина

Но нашего мужика этим «не бито, не крашено, один хозяин, гаражное хранение» не возьмёшь. Лучше старый Жигуль, чем «утопленник».

Одинаковые машины — разные цены

Нет, я не снова о Ростове. Я о регистрации. На автомобиле, зарегистрированном в ДНР, можно было поехать только в РФ. Россия наши документы признала давно. А вот если авто поставлено на учёт, кроме ДНР, ещё и на Украине — едь, куда хочешь. Отсюда и цена. С одной республиканской регистрацией — значительно дешевле.

Сейчас мы стали Россией, всё изменилось, конечно. Если не до конца, то изменится в ближайшее время.

Что не увидел Путин

Владимир Владимирович сказал только о личном транспорте. А ведь есть ещё и общественный. Тут старья не меньше, если не больше. К тому же, с объявлением СВО, количество машин на маршрутах значительно сократилось. Некоторые направления объединили, некоторые сократили.

Фото Михаила Афонина

Нормальные микроавтобусы и автобусы побольше встали на службу фронту. Им сейчас не до часами ждущих свою маршрутку гражданских. Надеемся, после Победы, а лучше — пораньше, всё наладится. А то работающим людям становится всё тяжелее и тяжелее добираться в нужные места — появилась необходимость лишних пересадок и пеших переходов. 

В общем, хороший автомобиль для нас пока, скорее, роскошь, а не средство передвижения. Ко всему добавьте и практически полное отсутствие автомоек (нет воды), получите примерное представление о реальной ситуации.

Но всё это мелочи. Главное — победить. Ради этого мы готовы поездить хоть на вёдрах с болтами. Да, 14 апреля исполнилось ровно девять лет с начала геноцида Донбасса. Для нас идёт уже десятый год войны.

Михаил Афонин из Донецка специально для ИА Стрела


Понравилась статья? Подписывайтесь на наш Телеграм-канал, чтобы оперативно узнавать свежие новости от ИА «Стрела» и быть в курсе самых важных событий в стране и в мире: https://t.me/strela112

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *